Перуница

» » Микрофлора человеческого организма и «кишечная палочка»

Здрава » 

Микрофлора человеческого организма и «кишечная палочка»

Микрофлора человеческого организма и «кишечная палочка»

Гениальный натуралист-самоучка Антоний Левенгук был первым, кто установил, что тело человека является обиталищем бесчисленного количества микроорганизмов.

В последующие столетия и десятилетия вопрос о микрофлоре человеческого организма завоевал себе прочное и видное место в науке; он всё время продолжает разрабатываться с возрастающим успехом и породил довольно обширную литературу.

Мы знаем теперь, что каждая полость, каждый участок тела обладает своей микрофлорой, имеет свой более или менее характерный микробный пейзаж. В этом проявляется, как нам кажется, общий закон, гласящий, что каждая часть биосферы обладает своей микрофлорой подобно тому, как каждая часть биосферы характеризуется более или менее своеобразным составом животных и растительных видов. Естественно, что возникает вопрос о жизненном значении этой микрофлоры. Его особенно интересно рассмотреть на примере пищеварительного тракта человека и прежде всего нижнего его отрезка — толстого кишечника.

Нигде в человеческом организме нет такого огромного количества микробов и нигде видовой состав микро флоры не отличается таким разнообразием и богатством, как в пищеварительном канале. Оба «конца» его, т. е. ротовая полость и толстые кишки, буквально заселены микробами, и лишь желудок и тонкие кишки содержат сравнительно мало микроскопических жильцов.

О присутствии микробов во рту известно со времён Левенгука, но лишь в 1898-1908 гг. проведены исследования, воочию показавшие, что по степени заселённости микробами полость рта стоит на одном из первых мест среди всех других органов человеческого тела. Число видов микробов, встречающихся в полости рта, очень велико. Это объясняется тем, что полость рта наиболее доступна заселению микроорганизмами (пища и питье), и там имеются сравнительно благоприятные условия для сохранения и развития микроорганизмов различных видов: постоянная влажность и тепло (около 37°) и достаточное количество органических веществ, служащих пищей микробам (остатки пищи и большие количества постоянно слущивающегося эпителия слизистой оболочки).

Разные отделы ротовой полости неодинаково заселены микробами. Их сравнительно мало на поверхности зубов и на выступающих частях слизистой оболочки, но очень много в мешочках дёсен, у шейки зуба, в промежутках между зубами и в тому подобных укромных местах, более предохранённых от смывающего действия слюны.

Настоящими рассадниками микроорганизмов служат кариозные зубы и миндалины («миндалики»), В этих местах можно встретить ряд патогенных микроорганизмов: стрептококки, стафилококки, пневмококки и другие.

В полости рта встречаются микроорганизмы различных категорий:

  1. естественные обитатели, т. е. микробы, постоянно живущие в полости рта, обнаруживаемые у всех людей и не вызывающие в нормальных условиях никаких патологических явлений;

  2. посторонние или заносные микробы; они присутствуют не у всех людей; в полости рта они плохо размножаются но, находя там благоприятные условия для развития, являются причиной различных патологических процессов (воспаления, нагноения, и т. п.);

  3. наконец, на слизистой рта могут иногда встречаться микробы с выраженной патогенностью, микробы явно болезнетворные, у здоровых людей, живущих в нормальной обстановке, как правило, не встречающиеся. Они заносятся в полость рта из окружающей среды, если в ней имеется источник инфекции. К числу таких микробов относится палочка дифтерии. Такие микроорганизмы «ведут в полости рта только случайное, более или менее долгое сапрофитное существование» [1].

К числу постоянных обитателей полости рта надо отнести некоторые кокки, спирохеты и др.

Микрофлора ротовой полости человека в сильнейшей степени зависит от наличия зубов и их состояния. Беззубый рот имеет иную микрофлору, нежели нормальный рот. Наличие кариозных зубов сильно обогащает всю микрофлору полости рта. По выражению И. Г. Лукомского [2], зубы являются «организаторами микрофлоры полости рта», что и понятно, так как именно благодаря им на слизистой рта имеются глубокие складки, десневые карманы и т. п., где задерживаются микроорганизмы.

Значительные изменения претерпевает микрофлора полости рта в течение суток. Г. Я. Синай [3] указывает, что «число бактерий значительно нарастает в промежутках между приёмами пищи, и к седьмому часу бактериальная флора увеличивается в три раза; таким образом, в течение дня наблюдаются волнообразные колебания числа бактерий, связанные, в первую очередь, с приёмом пищи, — вследствие этого вводится термин для этого процесса „дневные приливы и отливы"».

Высокая кислотность желудочного сока неблагоприятна для существования подавляющего большинства микроорганизмов. Кроме того, не надо забывать, что эти последние могут просто-напросто перевариваться в желудке, подобно тому как перевариваются в нём разные белковые вещества. Поэтому в желудке способны постоянно обитать лишь немногие, кислотоупорные микробы. Но степень кислотности желудочного сока далеко неодинакова у различных людей. При пониженной кислотности и тем более при отсутствии кислоты (ахилия) в желудке развивается богатая микрофлора. Она бывает представлена сарцинами, дрожжевыми грибками, спороносными палочками и другими.

Типичные возбудители кишечных янфекций, как, например, холерная запятая, брюшнотифозные и дизентерийные бактерии с успехом минуют кислую желудочную среду и проникают в кишечник.

Бедна обычно микрофлора тонких кишек, хотя здесь условия для существования микробов более благоприятны (кислая желудочная среда сменяется щелочной) нежели в желудке.

По данным С. Басиной [4], нормальная микрофлора двенадцатиперстной кишки заключает около 5—6 видов микробов (энтерококк, кишечная палочка, дрожжевые грибки, бактерии параколи и некоторые другие).

В толстых кишках, где отсутствует пищеварение, где образуются каловые массы, всегда содержатся колоссальные количества микроорганизмов. Число видов микробов, постоянно обнаруживаемых в толстом кишечнике, превышает два десятка!

Вот перечень видов, наиболее распространённых в нормальном, т. е. здоровом толстом кишечнике:

1 — Streptococcus faecalis (Enterococcus),
2 — Bacterium coli commune,
3 — Bact. lactis aenogerres,
4 — Bacillus perfringens,
5 — Sarcina flava,
6 — Вас. subtilis,
7 — Bact. mesentericus,
8 — Bact. pyocyaneus.

При различных заболеваниях пищеварительного тракта микрофлора кишечника может сильно обогащаться, и среди банальных кишечных микробсв- сапрофитов встречаются, иногда в значительном количестве, гнилостные и гноеродные. Таковы белый и золотистый стафилококки (Staphylococcus albus и Staph. aureus), Bacterium putrificus, Bacillus sporogenes, Corynebacterium pseudodiphtericum и др. [4].

Среди микроорганизмов кишечника первое место принадлежит так называемой «кишечной палочке» (Bact. coli). Эта бактерия — специфическая для толстых кишек и широко, распространённая в окружающей человека среде. Она встречается в почвах городов, сёл, на огородах, во всевозможных отбросах, в загрязнённой воде рек, ручьёв и водоёмов, в навозе. Источник её — всегда организм, точнее кишечник человека и животных.

Важно отметить, что наличие кишечной палочки в каких-либо материалах есть точный показатель их загрязнённости. Вот почему при всякого рода санитарно-гигиенических исследованиях воды, почвы, пищевых продуктов и т. п. обращают серьёзное внимание на присутствие кишечной палочки. Она является важным санитарно-гигиеническим показателем доброкачественности воды.

Кишечная палочка в нормальных условиях — не болезнетворный микроб, она типичный сапрофит.

Как велико число этих бактерий в толстых кишках, видно уже из того, что вместе с калом человек ежедневно выбрасывает около 17 000 000 000 000 микроорганизмов, среди которых подавляющую часть составляет кишечная палочка. Считают, что бактериальные тела составляют до одной трети сухого веса всего кала!

Кишечная палочка — один из самых распространённых и наиболее интересных микробов. Ей посвящено множество специальных исследований, о ней написаны целые книги. Чем же она так замечательна?

История её начинается в сущности с 1885 г., когда выдающийся педиатр проф. Венского университета Теодор Эшерих (Escherich) открыл этот микроб в каловых массах человека. Эшерих назвал его Bacterium coli commune, подчёркивая тем самым его универсальность для кишечника всех людей, независимо от возраста и состояния здоровья.

В ближайшие годы после этого открытия Эшериха в кишечнике людей был найден ряд очень сходных бактерий и выяснилось, что «бактерия коли Эшериха» есть лишь один, хотя и наиболее распространённый представитель обширной группы бактерий. Эта группа получила название «группы коли- бактерий». Она состоит из четырёх родов, включающих несколько десятков видов бактерий.

И. Е. Минкевич [5] указывает, что только среди разлагающих лактозу Bact. coli не менее 72 разновидностей! Почти все они встречаются в кишечнике человека и в окружающей его среде (почвы, воды) в огромных количествах.

Интересно, что «микробный пейзаж» кишечника человека сильно зависит не только от возраста, характера питания человека и состояния его здоровья, но в известной мере и от местообитания — широты, климата.

Кишечная палочка может считаться типичным «человеческим микробом», её присутствие всегда так или иначе связано с человеком. Она находится либо в кишечнике людей, либо в природе, соприкасающейся с человеком: в кишечнике домашних животных и также диких, обитающих в местах, часто посещаемых людьми, в почве и водах, загрязнённых человеком. Там, где нет человека, где не остаются его фекальные массы, — нет и кишечной палочки.

Природа, не соприкасающаяся с человеком, повидимому, лишена кишечной палочки. Такое мнение опирается на множество исследований, проведённых как советскими, так и иностранными бактериологами. Соответствующий обширный материал приведён, например, в прекрасной монографии И. Е. Минкевича «Учение о Bact. coli commune, как санитарно-показательном микроорганизме» [6]. Автор исследовал микрофлору кишечника различных животных (млекопитающих, птиц, рыб, лягушек, насекомых), воду различных водоёмов, почву. Полученные результаты представляют большой интерес и подтверждают данные ряда других исследователей.

В частности, Минкевич ссылается на интересную работу Эрнста Левина [7], участника шведской экспедиции на Гренландию в 1900 г. Левин обследовал 124 экземпляра различных полярных млекопитающих: моржей, белых медведей, тюленей, зайцев, оленей и др. У 66 животных в фекалиях бактерий совсем не было найдено; у остальных 58 среди разнообразных бактерий кишечная палочка была обнаружена лишь в 10% случаев.

Изучением кишечных микробов полярных животных занимались также некоторые советские исследователи [8, 9], и они подтвердили бедность микрофлоры кишечника у диких обитателей Арктики.

Минкевич нашёл, что кишечная палочка обитает лишь в кишечнике тех птиц, которые имеют контакт с людьми и домашними животными, например, кормясь на почвах и водоёмах, заражённых человеком. У лесных птиц как зерноядных, так и насекомоядных, у водоплавающих диких птиц, у чаек и т.п. кишечник свободен от Bact. coli [10].

У рыб кишечная палочка обнаруживалась лишь в случаях, когда вода была загрязнена сточными водами или какими-либо отбросами человека и домашних животных. Вообще же, по словам проф. Минкевича, «этот микроб в кишечном канале рыб не встречает, очевидно, благоприятных условий для своего сохранения и тем более размножения, являясь для них, таким образом, лишь «транзитным видом» [6, стр. 54].

Кишечник насекомых (комары, мухи, пчёлы), если они не имеют соприкосновения с фекалиями человека и животных, не содержит кишечной палочки.

Чрезвычайно яркие результаты дали исследования на содержание кишечной палочки различных почв. Всюду вокруг человеческих жилищ почва густо населена Bact. coli, а чем далее от поселений и дорог расположена местность, тем реже и реже находки кишечной палочки. В полярных безлюдных районах, среди девственной природы, этой бактерии нет ни в почве, ни в воде, ни в желудочно-кишечном канале животных. Микрофлора Крайнего Севера вообще бедна, как это показывают исследования целого ряда авторов —в первую очередь советских [11, 12].

Каково же жизненное значение кишечной палочки? С этим вопросом связана знаменитая теория старения Мечникова [13, 14, 15], согласно которой ядовитые продукты жизнедеятельности кишечных микробов — токсины и гнилостные вещества, возникающие в кишечнике при их участии, являются источником хронического отравления организма. По мнению Мечникова и его учеников (например, П. В. Циклинская [16], В. А. Барыкин [17]), эти вещества всасываются в кровь и систематически отравляют все ткани. В частности, они же вызывают атрофию нервной системы.

В кишечных микробах Мечников видел злейших врагов здоровья человека и одну из основных причин преждевременного старения. Он предлагал бороться с этими микробами всеми средствами — удалять начисто толстые кишки, употреблять молочно-кислые продукты, так как они содержат массу молочно-кислых бактерий, а эти последние, заселяя кишечник, препятствуют гнилостным процессам и подавляют развитие кишечной палочки.

В наше время теория старения, созданная Мечниковым, в целом уже никем не признаётся [18, 19], но одной из больших заслуг его было то, что он побудил исследователей обратить пристальное внимание на кишечную палочку и её жизненное значение. Однако работы по изучению кишечной палочки стали развиваться в направлении, прямо противоположном тому, какое было намечено Мечниковым.

Сейчас никто не отрицает, что гниение, происходящее в толстых кишках, может приносить большой вред, но взгляд на кишечную палочку только как на вредоносный микроб — едва ли кем поддерживается. Более того —выяснилось, что эта бактерия играет важную и полезную роль: кишечная палочка, господствуя в толстых кишках, не позволяет развиваться там другим, более вредным, патогенным микробам и в результате предохраняет от них организм человека. 1

_________
1 В последние годы установлено, что бактерии кишечника играют определённую роль также в обмене веществ, синтезируя витамин В1. Таким образом, кишечная флора является в какой-то степени источником этого важного витамина.

Да и можно ли рассматривать всех микробов, обитающих в организме человека, только как врагов нашего здоровья? Разумеется, нет! Микрофлора человеческого организма есть один из важных его физиологических признаков: она сформировалась в процессе эволюционного развития человеческого рода. Состав и свойства микрофлоры тела человека закреплены в процессе видового развития, конечно, не случайно.

Отсюда с неизбежностью вытекает, что микробы человеческого организма играют какую-то существенную роль в процессе его жизнедеятельности.

Биологический смысл существования микрофлоры человеческого тела наиболее выяснен по отношению к кишечной палочке благодаря работам Ниссле [20] и особенно советского микробиолога Л. Г. Перетц и его сотрудников.

Л. Г. Перетц и Е. М. Славская пишут ,[21]: «Нам кажется очень странным, что по отношению к находящимся в организме микробам не ставятся те обычные вопросы, которые постоянно обсуждаются и изучаются по отношению ко всему, что находится в организме, — такие вопросы, как, например, какова функция крови, печени, почек... и пр. и т. п. Между тем аналогичный вопрос о микробах так же законен, ибо они не в меньшрй мере постоянны и характерны для организма. Микробы имеются у всех видов животных, при этом в строго определённых местах организма, и, несмотря на значительные различия, в каждом органе присутствует характерная для него флора».

Далее авторы высказывают исключительно ценную и вместе с тем очень простую и ясную мысль: «Невозможно допустить, чтобы естественный отбор на протяжении всей эволюции — для всех без исключения живых существ — с таким упорнейшим постоянством сохранял огромные массы характерных для каждого органа микробов в определённых местах организма, если бы они были случайны или только вредны для него. Уже одно это рассуждение даёт нам право поставить вопрос: какова функция микробов в организме».

Сама по себе эта мысль не так нова, как это может показаться, но любая мысль, любое открытие имеют свою историю.

В сущности говоря, с незапамятных времён применялось на практике то положение, что многие микробы не вредны, а полезны для организма человека. Издавна знали, например, что молочнокислая пища особенно благоприятно влияет на кишечник. Сам Мечников, пропагандируя питание простоквашей, способствующей заселению кишок бактериями молочнокислого брожения, практически признавал полезную роль определённых микробов. Но он не доходил до постановки вопроса в той форме, как это делает Л. Г. Перетц. Молочнокислые бактерии — посторонние для организма микробы, они вносятся в него извне, искусственно. Собственные же микробы организма Мечников считал вредными.

По поводу работы голландского врача Кольбругге (1893), высказавшего мысль, что кишечная палочка может быть полезна, так как она предохраняет организм от некоторых болезней (например холеры), Мечников решительно заявил: «Гипотезу эту её автор не подкрепляет никакими доводами. Прочно же установленные факты не оставляют сомнения в её лживости» [15, стр- 78].

Интересно, что книга, из которой приводится эта цитата, вышла впервые в 1903 г., а в 1901 г. в лекции, прочитанной в Англии [13], Мечников в совершенно определённой форме признавал полезное значение некоторых микробов для человеческого организма. Он писал, например: «Очень вероятно, что кислоты, выделяемые многими бактериями в тонких кишках, полезны тем, что мешают развитию некоторых других микробов, могущих вредить нормальному пищеварению. Это задерживающее влияние одних микробов относительно других обнаруживается даже в борьбе организма с очень опасными бактериями» [13, стр. 249].

Перетц и Славская своими опытами доказали, что существование в организме уже известной нам кишечной палочки имеет определённый большой биологический смысл. Остановимся вкратце на этих опытах и их истории.

Ещё в 1932 г. Ниссле [20] указал, что определённые формы кишечной палочки противодействуют развитию в кишечнике посторонних и в том числе патогенных микробов и предложил для лечения кишечных заболеваний свой препарат «мутафлор», состоящий из культуры Вact. coli. Этот препарат вследствие дороговизны не получил распространения. Кроме того, Ниссле не удалось достаточно убедительно доказать ценность кишечной палочки как терапевтического и профилактического средства. Л. Г. Перетц в 1932 г. сообщил, что страдая упорным колитом, он обратил внимание на полное отсутствие в своих испражнениях кишечной палочки и быстро вылечился, принимая внутрь препарат, состоящий из культуры активной кишечной палочки. Оказалось, что эти бактерии могут служить хорошим средством для лечения различных кишечных заболеваний, вызываемых микробами. Многочисленные опыты Перетца и его сотрудников [22] подтвердили угнетающее действие кишечной палочки на развитие тифозных бактерий, протея, туберкулёзных и дифтерийных палочек.

Перетц и Славская считают необходимым попытаться применять антагонистическое действие микробов при самых различных болезнях — для лечения ран, кожных болезней и т. п.

Так вновь возродилась и окрепла мысль о создании бактериопрофилактики и бактериотерапии, т. е. о лечении и предохранении от болезней путём введения в организм определённых микробов. Это заманчивая и, несомненно, реальная мысль. Она ведёт своё начало от Мечникова, предложившего, как известно, использовать антагонистические свойства молочнокислых бактерий для борьбы с кишечными микробами (болгарская простокваша и т. п.).

В исследованиях последних лет Л. Г. Перетц с сотрудниками [23-25] дали большой и чрезвычайно интересный материал, показывающий плодотворность идеи о защитном значении кишечной палочки. Проведены уже обширные опыты на сотнях и тысячах взрослых людей и детей в возрасте от 1 года, по лечению и профилактике препаратами кишечной палочки дизентерии, колитов и других заболеваний, связанных с нарушением деятельности толстых кишок (поносы, запоры). Л. Г. Перетц предложил впервые ещё в 1931 г. специальный препарат, названный им «Коли -бактерин». Препарат этот представляет собой культуру кишечной палочки (300—500 млн бактерий в 1 см3) и вводится людям в течение нескольких или многих дней подряд через рот в виде жидкости или простокваши («коли-простокваша»). Для лечения даётся 200 см3, с профилактической целью — 100 см3 «коли-бактерина».

Опыты лечения детей, страдающих хронической дизентерией, показали, например, что среди 76 человек, не получивших препарат, было 47 заболеваний, т. е. 61.3% в то время, как из 99 детей, получивших «коли-бактерин», заболело лишь 20 человек, т. е. 20.2%.

Возникает важный вопрос, как быть с детьми грудного возраста, у которых кишечник заселён преимущественно не кишечной палочкой,1 а другим микробом (Bact. bifidum). По отношению к ним колитерапия, естественно, не эффективна, ибо кишечная палочка является для их кишечника ещё чуждым микробом и плохо приживается. Оказалось, что для грудных детей можно с успехом пользоваться препаратами, содержащими Bact. bifidum, которая также обладает свойством угнетать патогенную микрофлору (брюшнотифозные, паратифозные, дизентерийные бактерии и др.). Коротко говоря, теоретические предпосылки одинаковы и для колитерапии и для бифидотерапии. В обоих случаях они основаны на существовании антогонизма бактерий.

_________
1В кишечнике грудных детей имеется кишечная палочка, но в очень небольших количествах.

Л. Г. Перетц [25] предложил препарат «бифидобактерин», аналогичный «коли-бактерину». Он содержит в 1 см3 около 200 млн живых бифидобактерий и готовится на молоке с раствором сахарозы или сахара. Препарат даётся ребёнку с ложечки. Безвредность бифидобактерина доказана, и есть обнадёживающие данные относительно его применения для предупреждения и лечения кишечных болезней. Дело в том, что бифидобактерии, вводимые искусственно, плохо приживаются и не размножаются в кишечнике ребёнка. В поисках разрешения этого вопроса Л. Г. Перетц с сотрудниками пришли к мысли о сочетании в одном препарате обоих видов бактерий — бифидо и коли, имея в виду что оба эти вида существуют в кишечнике одновременно: сначала преобладает бифидофлора, затем она постепенно (с возрастом) заменяется колифлорой. Такой препарат получил название «коли-бифидобактерин». Оказалось, что совместное действие на патогенных и гнилостных микробов обоих этих бактерий проявляется более эффективно.

Есть основания думать, что обитающие в организме микробы играют немалую роль и в иммунитете. Угнетая посторонних болезнетворных микробов, они вместе с тем усиливают свои антагонистические свойства. Можно допустить, что при наличии в кишечнике достаточно активных кишечных палочек развитие там, например, дизентерийных бактерий сильно затруднено, а быть может и невозможно.

Очень интересные наблюдения подтверждают это предположение. Изучая на протяжении всей болезни кишечные палочки из испражнений больных брюшным тифом заметили, что в наиболее тяжёлом периоде заболевания кишечная палочка не действует угнетающе на гноеродные и тифозные бактерии, полученные от того же больного. Но по мере того как течение болезни улучшалось, антагонистические свойства кишечной палочки всё усиливались. Конечно, это не случайно. Может быть в недалёком будущем медицина научится усиливать защитные свойства собственных бактерий кишечника и тем повышать сопротивляемость организма по отношению к определённым кишечным болезням.

В заключение считаю долгом выразить искреннюю признательность проф. Л. Г. Перетц за предоставление рукописей своих работ.




Ю. И. МИЛЕНУШКИН
Природа 1948 №1

https://www.perunica.ru/zdrava/9702-mikroflora-chelovecheskogo-organizma-i-kishechnaja-palochka.html  





Категория: Здрава

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Коды нашей кнопки

Просто скопируйте код выше и вставьте в свою страничку

Перуница. Русский языческий сайт

Пример баннера